бог и религии / god and religions

— …Но зачем вам нужно бороться с богом?
— Потому что мы созданы по его образу и подобию. Я хочу узнать, можем ли мы сравниться?
— Ты не создан по подобию бога. Это МЫ подобаем вам. Мой предел -твоё воображение.
Нил Гейман (Американские боги)

Люди, верящие в Бога, как правило рассматривают его в контексте каких-то религий. У меня с религиями сложные отношения. Во-первых, в силу полного отсутствия потребности быть внутри какого-то социума, во-вторых мне неприемлема необходимость постоянно таскаться в какие-то церкви, или храмы, или специальные места сбора этих социумов.
Ну, и в любой религии Бог – это отдельное существо, которое может вас спасти, или наказать, или что-то разъяснить через своих посланников, пророков, литературу, заповеди и пр.
Как говорит Станислав Гроф: «Религия представляет собой организованную деятельность, требующую специальных мест и особой иерархической системы назначенных посредников». Поразбиравшись в этом немного, я поняла, что эти три момента присутствуют в любой религии, и мне это не подходит.

Религии – это отличный управляющий механизм. В любой стране, с любым народом. Именно религии изначально были теми кодексами, по которым предписывалось жить, которые учили не убивать направо и налево себе подобных, не воровать, не лгать, одним словом пытаться как-то жить не разрушителем, а созидателем. Для атеистов на все разрушительные действия есть уголовный кодекс. Т.е. человек в любом случае должен жить в определённых рамках. И это правильно. Если отменить наказания за убийства, сколько нас тут останется?
Конечно, религии не ограничиваются только «правильным» кодексом. Это большие организации, собирающие вокруг своего бога желающих, оказывающие им поддержку, дающие понимание и самое главное – утешение и принятие. У любого человека есть потребность быть принятым там, где ему хочется быть.

Но в бога я всё-таки верю. На том уровне, на котором я сейчас в состоянии постигнуть вселенные, время и пространство, я считаю, что бог – это всё существующее, и мы, каждый из нас – это часть бога. Всё, что мы можем осознать — это и есть бог, это и есть — мы. То, какой частью быть – хорошей или плохой, цветущей или гнилой – это исключительно наш выбор, развиваться или сидеть на жопе – это наш выбор.

И после смерти мы просто трансформируемся в какую-то другую часть бога. Как энергия, перейдём в другую энергию. Нет никаких наказаний или поощрений за праведную или порочную жизнь, это имеет значение только здесь, пока вы живы. То, какая от вас исходит энергия определяет то, какую энергию вы получаете от мира. Это делает вас счастливым или несчастным здесь, при жизни, замечаете вы эту зависимость или нет. Т.е. мне просто удобно пользоваться словом бог для названия всего.

Нельзя какой-то хитрой молитвой или мантрой склонить бога на вашу сторону, потому что то, что я называю богом – настолько велико и безразлично к вам, что никакие сто голосов хора в унисон не изменят его, поэтому логичнее наверное называть это вселенной, природой, или как-то так. Но т.к. это больше чем просто природа, больше чем одна вселенная и больше чем всё, что мы можем понять, то я всё-таки остановлюсь на слове бог.

Во всех религиях богу приписывают какие-то качества, которые характеризуют его легенду – человеческие, воды, огня, солнца и пр. Так сразу становится понятно, с кем вы разговариваете, кому шлете молитвы, кого просите о помощи.

Множеству людей нужны религии, и этот социум, и все ритуалы, и правила, и общение. И это ни в коем случае не плохо, даже наоборот. Потому что, когда человеку нужна помощь и взять её неоткуда, он молится богу. С каким бы чувством он произносил свою молитву, если бы осознавал, что по сути молится сам себе? От кого мог бы он получить утешение? От себя – разбитого и растерянного?

В моей жизни есть приятель, имеющий слабость к алкоголю и наркотикам, и не умеющий этой слабости противостоять. Так вышло, что мы с ним очень взаимозависимы, и его употребление веществ каждый раз сильно бьёт по мне. Мы вместе пытаемся решить эту огромную проблему, строим схемы, он каждый раз мне обещает: «Конечно-конечно, никогда-никогда», но каждый раз придумывает новые способы как меня обмануть, и снова тайком чем-нибудь закидывается.
Я не всегда могу об этом узнать, но часто всё-таки узнаЮ просто по воле случая. Между нами происходят одинаковые ссоры, моё доверие к нему тает, меняются объединяющие нас чувства. И мы оба очень страдаем от этого.
Иногда, когда я натыкаюсь на очередной обман, бывает просто руки опускаются, и кажется, что мне уже всё равно. Я сажусь, смотрю в окно на этот мир, и мне совсем не хочется быть частью бога, мне хочется быть просто маленьким верующим в кого-то отдельного, большого и сильного, которому можно помолиться, и он тебя утешит и поможет.
Это давало бы мне чувство, что я не одна в этом мире, со своими бедами, что есть какое-то отдельное существо, которое может понять всю глубину того, что творится (он же бог, во всех религиях он может видеть нас изнутри), и увидев это (ну, если я хорошая верующая), сказал бы что мне с этим всем делать.

Так что я очень хорошо понимаю потребность человека в вере в отдельного Бога, в поклоны и молитвы, потому что, когда ты остаёшься один на один со своей жизнью и со всем что в ней есть, жить очень сложно, и иногда грустно, что помощи из вне не будет. И я считаю молитвы прикольной штукой, потому что они как минимум строят ваши проблемы и задачи в правильные схемы.

Бог – это мы. Бог не создал человека на шестой день, это человек его создал в тот день, когда хоть что-то уже смог себе объяснить. Только мы сами отвечаем за тот мир, в котором живём.

И религии — это так красиво. Нам много чего может не нравиться в религиях, но трудно не признать, что все они красивы. Все – книги перемен, удивительные условности, знаки. Наблюдать за религией так же интересно, как наблюдать за человеком. Второй вопрос – дружить с этим «человеком» или нет, но наблюдать всегда интересно.

Поэтому мне и Бёрниг Мэн было так интересно наблюдать — я не была уверена, что хочу принимать участие в этой религии, но наблюдать за ней! – это было самое прекрасное, что я хоть когда-то знала о религиях. Правда оказалось, что её действительно можно увидеть, только полностью участвуя.

Убеждена, что БМ – это религия. Ну, просто потому что он обладает всеми религиозными приметами – идея, десять принципов, ритуалы, костюмирование, свои святые, разные сообщества вне пустыни, благотворительность, поддержка, распространение, принятие. Раз в год совершается событие, и по миру разлетаются проповедники, которые так рассказывают об этом событии, что все слушающие непременно мечтают туда попасть.
Я по-прежнему не нуждаюсь в бёрнерских сообществах, по-прежнему не хочу посещать какие-то мероприятия дабы засвидетельствовать свою принадлежность, но мне близки принципы этой религии, и бог здесь – человек. И мне нравится, что его сжигают.

___________________________________________
___________________________________________

“- …but why do you have to fight against God?
— Because we are created after his image and likeness. I want to know if we can beat Him?
— You’re not created in the image of God. We’re made after your image. My limit is your imagination.”
Neil Gaiman, American Gods

People who believe in God tend to view Him in the context of certain religions. I have a complicated relationship with religions. Firstly, due to the complete absence of the need to be inside some society, and secondly, I cannot accept the need to visit churches, or temples, or special places where these societies gather. In any religion God is a separate creature which can save you or punish you or explain something through his messengers, prophets, literature, commandments, and so on.

As Stanislav Grof says, «Religion is an organized activity that requires special places and a special hierarchical system of designated mediators.” After a little research, I realized that these three points are present in any religion and they do not suit me.

Religions are a great control mechanism in any country and with any people. It was religions that were originally the codes that prescribed how to live, which taught not to kill each other, not to steal, not to lie. In short, to try to live as a creator, not as a destroyer. For atheists there is a criminal code for all destructive acts. That is, a person in any case must live within certain limits. And that’s right. If the penalties for murder are lifted, how many of us are left here?

Of course, religions aren’t limited to the «right» code. They are big organizations, gathering those who wish around their god, giving them support, understanding, and most importantly, comfort and acceptance. Everyone has the need to be accepted where they want to be.

But I still believe in God. On the level that I am now able to comprehend universes and time and space, I believe God is all that exists and we, each of us, are part of God. All we can realize is that God is God, and that God is us. Which part to be — good or bad, blooming or rotten — is purely our choice. Whether to develop or sit on our asses is our choice.

And after death we just transform ourselves into some other part of God. Like energy, we move to another energy. There’s no punishment or reward for living a saintly or vicious life. It only matters here as long as you’re alive. What energy comes from you determines what energy you get from the world. It makes you happy or unhappy here while you are alive whether you notice the addiction or not. So I’m just comfortable using the word God to name everything.

In all religions God is ascribed some qualities that characterize his legend — human, water, fire, sun, etc. So it immediately becomes clear who you talk to, who you send prayers to, who you ask for help.

You can’t win God over to your side with some trickish prayer or mantra, because what I call God is so great and indifferent to you that no one hundred voices of the choir in unison will change it. So it is more logical to call it the universe, nature, or something like that. But since it’s more than just nature, more than one universe and more than anything we can understand, I will choose to go with the word God.

A lot of people need religions; the society and all the rituals and rules and communication. And that’s not bad by any means, even the other way around. Because when a person needs help and can’t get it, he prays to God. With what feeling would he say his prayer if he realized that he basically prays to himself? From whom would he receive consolation? From himself — broken and confused?

I have a buddy in my life who has a weakness for alcohol and drugs and can’t resist that weakness. He and I happen to be very interdependent, and his weakness affects me every time. We’re trying to solve this huge problem together, we’re scheming, and he promises me every time, «Sure, sure, never, ever,» but every time he comes up with new ways to cheat me, and he uses something secretly again.
I don’t always find out about it but I often find out just by chance. We have the same quarrel. My trust in him melts. The feelings that unite us change. And we both suffer a lot from it.

Sometimes when I catch another deception, I’m losing heart and I feel like I don’t care anymore. I sit down, I look out the window at this world, and I don’t want to be a part of God at all. I just want to be a little believer in someone, big and strong who can be prayed for, and He will comfort and help you. It would give me the feeling that I’m not alone in this world, with my troubles, that there’s some separate being who can understand the depth of what’s going on (He’s a god, in all religions He can see us from the inside), and seeing that (well, if I’m a good true believer) would tell me what to do with all this.

So I understand very well the need of a person to believe in a separate God, bows and prays, because when you are alone with your life and with everything in it, it is very difficult to live, and sometimes it is sad that there will be no help from outside. And I think praying is a funny thing, because at least it builds your problems and tasks into the right schemes.

God is us. God did not create man on the sixth day. It was man who created God on the day when he could explain something to himself. Only we are responsible for the world we live in.

And religions are so beautiful. We may not like a lot of things about religions, but it is hard not to admit that they are all beautiful. All books of changes, amazing conventionalities, signs. Watching a religion is as interesting as watching a human. Another question is whether to be friends with this «human» or not but watching is always interesting.

That’s why Burning Man was so interesting for me to watch. I wasn’t sure I wanted to be a part of that religion but watching it! — it was the most beautiful thing I ever knew about religions. The truth was you can really see it by being fully involved.

I’m convinced that BM is a religion. Well, just because it has all the religious symbols— idea, ten principles, rituals, costumes, its saints, different communities outside the desert, charity, support, spreading, acceptance. Once a year, an event takes place, and preachers scatter around the world, who talk about the event in such a way that all listeners are sure to dream to get there.

I still don’t need a BM community. I still don’t want to attend any events to testify my affiliation, but I am close to the principles of this religion, and God is human here. And I love that he’s being burned.

Back To Blog
Комментариев нет
Комментариев пока нет, будьте первым.

Добавить комментарий

*
*