Мадагаскар.

Пытаюсь как-то рассказать о нашей второй поездке на Мадагаскар. Почти тем же маршрутом, только с другой целью.

В этой поездке мне в руки попала 135-ка и пятак, отличные — и объектив, и камера, как оказалось. Я так залипла на этом, что не снимала практически ничего, кроме как местное население. Так что, если предыдущая поездка была вся сплошь из картинок, то эта будет в большинстве своём в лицах. Но людей я покажу отдельно, тут будут животные и картинки 🙂

Мадагаскар.
Два года назад я попала впервые на Мадагаскар, и там, в каком-то лесу, мне показали волшебное дерево, исполняющее желания. Нужно было приложить одну руку к сердцу, а вторую – к дереву и что-то загадать, и, если это что-то исполнится, то к дереву нужно вернуться и принести ему какую-то жертву на ваш выбор.

Мадагаскар.

Я, конечно же, не верю во всю эту ерунду, и, конечно же, загадала самое несбыточное свое желание. И, с чувством, что вряд ли я когда-то сюда вернусь, улетела домой. Я настолько не верила в исполнение, что хотела в качестве жертвы объявить даже что-то кровавое, но потом подумала ненуавдруг.. И назвала мед.

Мадагаскар.
Каким-то странным образом, почти сразу же (ну, через несколько месяцев) исполнилось желание, не исполнявшееся всю жизнь, и, так как я очень серьёзно отношусь к долгам, теперь я должна была мало того, что вернуться на Мадагаскар, но еще и притащить с собою мед.
Дело значительно усложнялось тем, что я абсолютно не знала название леса, только помнила, что он находится около Андасибе.

Мадагаскар.
Я опускаю переговоры с мадагаскарскими турагентами, которые спрашивали, чего я хочу в их прекрасной стране, и которым я отвечала:
— Ну, понимаете…. мне нужен лес, около Андасибе, и там дерево… такое… (и разводила руки в стороны).
— Дерево в лесу??? Сложная задача. — кивали они головой.
В конечном итоге, я согласилась на любой лес около Андасибе, в надежде, что судьба сама меня приведет к нужному дереву.

Мадагаскар.
Ну, а так как мой приятель летел на Мадагаскар впервые, то также я включила в нашу программу баобабы, океанский пляж с рыбаками, и лемурные места. Это все очень широко разбросано по острову, но он снимает стрит, а у меня была 135-ка, так что нам было очень интересно даже просто в дороге.

Мадагаскар.
В этот раз мы не останавливались в Тане на ночевку, а сразу поехали в Антсирабе, там переночевали и махнули дальше, к Морондаве. Ехали с утра и до позднего вечера.
Тут по-прежнему хорошо.

Мадагаскар.
По иронии судьбы, нас поселили в том же отеле, что и в прошлый раз, и нам достался тот же домик, только чуть обновленный и улучшенный.
Тут по-прежнему отлично готовят в ресторане, но огромная, свободная прежде полоса пляжа теперь застроена большими бордюрами и волнорезами.
Но мы все равно нашли рыбаков и целое утро их снимали.

Мадагаскар.
В целом, на Мадагаскаре очень неплохая дорога между городами, но кое-где встречаются ямы разной величины. Государство эти ямы, по-видимому, не очень ремонтирует, так местные нашли такой выход: близживущий народ сам выходит на дорогу и лопатами засыпает эти ямы глиной или какими-то камешками с землей, а потом стоят с протянутой рукой, и мимопроезжающие машины кидают им небольшие деньги за это.

Мадагаскар.
Думаю, если бы нашему народу за такое кидали деньги, они бы уже разворотили те остатки трасс и дорог, которые еще выжили после зимы.

В прошлый раз мы с удивлением увидели, что в Тане продают множество метл, и мы всё не могли придумать, для чего они.

Мадагаскар.
Сейчас это стало понятно: метлами сметают перебитую пшеницу, вернее зерна, и потом эти зерна сушат на проезжей части. Я такое где-то уже видела, но тут такие маленькие объемы, что это просто умиляет.

Мадагаскар.
Интересно наблюдать за людьми, не только за местными, но и за турьем.
Как-то вечером, вернувшись с очередной «охоты за людьми», мы уселись в ресторане на открытой площадке и решили, что можем позволить себе неслыханную роскошь и закурить по сигарете. Мы не курим, но тут везде пепельницы, и мы очень устали, решили, что можем себе разок позволить этот грех.

Купили в баре невкусные сигареты и сидим, курим. За соседним столом сидят некурящие китайцы, а через стол – европейская пара, лет 55. И мужчина, по-видимому, очень негативно относится к курильщикам, он несколько раз оборачивался и смотрел выразительно и гневно на нас, курящих. А когда он увидел, что мой приятель уже не курит, а я продолжаю курить, он гневно встал, уничтожающе посмотрел прямо на меня, ушел к океану, и стоял там, глядя в черноту ночи. Вернулся он только когда я потушила сигарету, с видом победившего полководца. И, как только он сел за столик, сидящие рядом с ним китайцы достали сигареты и дружно закурили прямо у него под носом 🙂
Нетерпимость бывает забавной.

Мадагаскар.
К нам в домик приходили две ящерицы, может быть кто-то еще, но мы не встречались.

Мадагаскар.
Вечером мы все-таки поехали смотреть на баобабы.

Мадагаскар.
Наш водитель скорее всего обалдевает от того, какие ему достались туристы: мы фотографируем людей когда включается хороший свет, совсем не обращаем внимания на досты, и вообще не фотографируем ничего, когда нормального света нет.

Мадагаскар.
Он очень аккуратный, спокойный, чистенький и покладистый, молчалив и заботлив. Несколько раз он попытался обратить наше внимание то на манговый лес, то на баобабы, мы кивали и не хотели останавливать машину, чтобы что-то сфотографировать. Мы толстые и красивые, нам лень вылазить было из неё.
По-видимому, он решил, что мы чокнутые, и перестал нам что-то предлагать.

Мадагаскар.
Честно говоря, это был один из лучших водителей в моих поездках. Когда мы встретились в аэропорту, нужно было закинуть рюкзачки в машину, он открыл багажник, и у него там, в сторонке, стояли его ботиночки и ещё пара каких-то вещей, сложенных почти под линеечку, ровненько и аккуратненько. Тут он мне и понравился.
Но когда в дороге оказалось, что он еще и нормально говорит по-английски, а к тому же может когда надо говорить, а когда не надо – совершенно спокойно молчать часами, тут он нам понравился двоим.

Мадагаскар.
Привез он нас к баобабам, говорит:
— Может вас сфотографировать вместе?
Мы такие радостно говорим:
— Да! Конечно да!
Я вручаю ему свой фотик со 135-кой, он делает снимочек, остается очень разочарованным, отдает мне камеру и говорит:
— Не получилось.
Мы смотрим на снимок, — отлично получилось, мы в фокусе, очень радостные. Я говорю:
— Спасибо, супер же!
Он смотрит на нас со всей безнадежностью, и говорит:
— Баобабов же не видно.
Ну да, на этот объектив их там нет, но главное – мы, есть ведь! 🙂

Мадагаскар.
Он нас отпустил на сколько угодно времени, мы там немного походили, поснимали тех, кто был интересный, и уже, в общем-то, готовы были уехать к нашим маленьким деревенькам, дофотографировать уличный народ, но вспомнили, что сюда приезжают ради закатов, пришлось ждать заката, чтобы совсем уж не разочаровывать водителя.

Мадагаскар.
По нашему плану-маршруту мы должны были переночевать в Морондаве одну ночь и две ночи в Андасибе, но приехав в Морондаву, страстно захотели тут остаться на дольше, в надежде, что одного дня с ночевкой в Андасибе нам хватит, чтобы найти дерево.

Мадагаскар.
А вот в Морондаве мы бы задержались. Здесь действительно есть что делать: и гулять, и снимать людей, и море, и вкусная еда. Мы звоним своему местному турагенту и она корректирует наш маршрут, перебронирует нам гостиницы и оставляет нас на пару ночей у океана.

Мадагаскар.
Очень нам понравилась идея, остаться в Марондаве на пару ночей, мы и рыбаков наснимали, и сами отдохнули, — идеальный, как для нас, пляжный отдых. Хотели в последний день перед отъездом с самого утра снова пойти к рыбакам, но почему-то прилив был такой сильный, что никто не вышел в море. Уехали, можно сказать, “без сладкого”.

Мадагаскар.
По дороге заехали в Exotic park — парк с разной живностью, по большей части – мелкой, но совершенно невероятной.

Мадагаскар.

Мы, сначала не представляя, что можем там увидеть, даже отказывались, но когда мы увидели первых обитателей этих мест, пропало всё – и наша лень, и безразличность, и казалось бы абсолютное равнодушие.

Мадагаскар.

Мадагаскар.
Во-первых, конечно, гекконы. Я таких живых существ никогда не видела вот так, живьём, просто рядом.

Мадагаскар.
Он выглядит потрясающе – он по-честному похож на увядший листок. И он не умер, он спит.

Мадагаскар.

Мадагаскар.
Или этот – настоящая, живая плесень на дереве, если не знать, что они тут находятся, и если вам не укажут на них, вы можете даже не догадаться о их существовании.

Мадагаскар.

Искусство маскировки, доведённое до совершенства.

Мадагаскар.
Я осталась действительно поражена и восхищена тем, какие они красивые все, и какая непостижимая природа бывает.

Мадагаскар.

И самое главное — конечно, хамелеоны.

Мадагаскар.

Мадагаскар.

Мадагаскар.

Это удивительные создания. Они теплые и нежные, очень осторожные и не только в отношении себя, чтобы не повредиться, но и очень осторожно они относятся к тому, на что залазят, будь то чья-то рука или веточка.

Мадагаскар.

Мадагаскар.

За ними можно наблюдать бесконечно. Они очень медленные и невероятно красивые.

Мадагаскар.

Мадагаскар.

Мы остались полностью довольны и счастливы тем, что заехали в этот парк.

Мадагаскар.

Мадагаскар.
Дальше мы едем в Андасибе, по-другому туда из Морондавы не доехать, кроме как тащиться снова в Антсирабе. В принципе, в этом городе делать совершенно нечего, мы там просто переночевали, и утром рано погнали дальше.

Мадагаскар.
В Андасибе нас поселили в том же лодже, в котором мы жили и в прошлый раз. Теперь, конечно, повылазили все «бока», и невкусная еда, и отвратительное обслуживание, и очень дорогие цены на всё, и сквозняки, и отвратительный интернет, я бы даже сказала его отсутствие. Сразу как-то вспомнилась сырая курица с кровью, которую подали нашим друзьям в прошлой поездке, мы тогда очень удивились и ужаснулись. Очень сильно мы радовались тому, что заменили две ночевки здесь на две ночевки в Морондаве.

Мадагаскар.
В день нашего приезда мы бросили вещи и сразу пошли искать лес и дерево.

Наша тётя-проводник, после моего душещипательного рассказа, сразу как-то поняла, что за безумцы к ней приехали, и, поводив нас для приличия по лесу в поисках лемуров (мы их, кстати, всё-таки нашли), повела к дереву. Тут я благополучно жертвопринесла мёд, и наконец-то избавилась от гнетущего чувства долга и странного ощущения, что у меня есть кредитор, и он – дерево.

Мадагаскар.
Кроме дерева, мы понаходили много всяких интересных животных, среди которых меня опять околдовали гекконы. Особенно ночные гекконы.

Мадагаскар.

Они прижимаются плотненько к стволу дерева, и, благодаря своему странному серо-белому окрасу, становятся похожими на плесень, или какие-то грибы, растущие на коре. И спят таким образом весь день, чтобы ночью оторваться от ствола и гулять спокойно в лесу.

Мадагаскар.
Сразу же, после наших блужданий по лесу, у нас была запланирована экскурсия по ночному лесу, мы только и успели, что зайти в домик и одеться потеплее.

Мадагаскар.
Ночная экскурсия страшная, интересная и немножко варварская, потому что проводник находит какое-то животное в кромешной тьме, светит на него мощным лучом света, от чего, вероятно, животное остолбеневает и офигевает, что даёт возможность турью рассмотреть его и даже сфотографировать.

Мадагаскар.

Настоящие сложности были, пожалуй, только с карликовым мышиным лемуром – он очень хорошо прячется в листве и очень шустрый, кроме того – маленький, это добавляет сложностей.

Мадагаскар.

Мы там себе чуть все руки не переломали, пока скакали между веток в темноте, чтобы хоть чуть-чуть зафиксировать его. Очень потешный.

Мадагаскар.
Ну и геккон, которого мы видели днём – он теперь бесстрашно восседал на веточке и даже шевелил мордочкой.
Про пауков, бабочек и прочих хамелеонов я уже не буду говорить, они все были.

Мадагаскар.
Когда мы проснулись утром, я ожидала снова услышать утреннее пение лемуров, но нет. Оказывается, лемуры поют только когда им тепло и комфортно. В то утро им было слишком холодно, они сидели где-то по веткам, и предательски молчали. Мы не сильно расстроились, потому что мой приятель просто не представлял, какого спектакля его лишила природа, а я их уже слышала.

Мадагаскар.
После вчерашнего леса, где лемуров было увидеть проблематично и почти невозможно, сегодня мы поехали в парк Mantadia, где их можно не только увидеть наверняка, но и потрогать, и понюхать.

Мадагаскар.
В прошлой поездке мы совершенно нигде не могли словить кошачих лемуров – ката, и я помню, тогда страшно об этом сожалела, а вот в этом году мы нашли именно их с самого начала.

Мадагаскар.

Мадагаскар.

Забавные и смешные, но мне больше всего нравятся их пушистые полосатые хвосты, а сами они ну как-то так…

Мадагаскар.

Мадагаскар.
Самые мои любимые лемуры – это, по-прежнему, бурые лемуры. Невероятные животные, очень симпатичные и приятные. Я их больше всех люблю, наверное потому что они больше всех похожи на кошек.

Мадагаскар.

После этого парка, мы сразу уезжаем в Тану, там у нас ещё одна ночевка, и — в аэропорт.
У нас было не очень много времени, чтобы увидеть больше, чтобы показать что-то новое и необыкновенное, но у нас и цели такой не было. Мы же ехали за деревом.

Мадагаскар.

И, тем не менее, мы остались поездкой очень довольны.
Т.к. я впервые пробовала снимать стрит вообще в своей жизни, я прям благодарна вселенной, что это случилось именно на Мадагаскаре, здесь очень позитивный народ. Они прекрасны, они открыто смотрят на тебя, они очень интересные, и их хочется снимать, каждый персонаж – как целая история, даже стараться особенно не надо.

Мадагаскар.
По большому счёту, эта поездка странная, и это надо абсолютно не всем. Мадагаскар – огромный остров, бОльшую часть времени, по 5-9 часов в день, придется проводить в машине, потому что всё самое интересное разбросано по разным его краям, ну или нужно ехать на много-много дней, чтобы не скакать с одного места на другое каждый день, а обстоятельно всё посмотреть и помедитировать спокойно. Но нам было отлично, и я нигде не видела такого изумительного животного мира.

Мадагаскар.
Я заставила моего приятеля загадать этому дереву самое главное и сложное желание. И вот если оно исполнится, то у меня, по-видимому, будет и третья часть мадагаскарских поездок 🙂

Мадагаскар.

Назад к списку статей
Комментариев нет
Комментариев пока нет, будьте первым.

Добавить комментарий

*
*