Мадагаскар

На Мадагаскар мы собирались лет пять, но что-то все не складывалось. В этом году звёзды сошлись, мы купили билеты, Лена нашла нам машину (она не даёт мне контакты агентов, чтобы я снова не уехала туда без неё), прописали маршрут и улетели. Сразу скажу, что мы никогда не гонимся за количеством достов, приключений, или мест где «никто никогда не был». В любой поездке мы просто живём, не зависимо от того спим мы, едем куда-то, или просто лежим на полу храма или дне лодки.

 

У нас не было планов познать весь остров и охватить неохватываемое, хотелось увидеть баобабы и лемуров, залезть в Цинги, и по ходу проникнуться местной жизнью, культурой и бытом. Честно говоря, нужна была перезагрузка и отдых, Африка этому здорово способствует.

 

Очень непривычно пролететь полмира и приземлиться в месте, с твоим же временем, без всяких переводов часов.

 

Мадагаскар

 

Чекинились заранее, в конце самолёта застолбили себе отличные места, но Лену мою при регистрации в аэропорту зачем-то поменяли, и пересадили вперёд.

Впоследствии оказалось, что в нашем самолёте большинство людей летят не на Мадагаскар, а на Маврикий, по-видимому Лену посадили от меня далеко вперёд, чтобы мы сзади не перевешивали, и не нарушали баланс пустого самолёта на отрезке Маврикий-Мадагаскар.

Мне в соседи достался мальчик арабской наружности, который сначала был очень мил, и пытался со мной подружиться. Потом он долго пытался выбрать себе меню, которое ему почему-то не предлагали, расстраивался, удивлялся…

Я когда-то  давно встречалась с евреем, и мы куда-то летели вместе туркишами, заказали себе кошерное меню, поставили, вероятно, какую-то галочку на сайте, и теперь мне время от времени на этих авиалиниях приносят «специальное меню». Когда его увидел арабский мальчик, он прекратил попытки подружиться, стал складывать локти на мой подлокотник, мешать мне спать, ёрзаться и вздыхать. Всё-таки трудно быть евреем 🙂

 

Мадагаскар

 

Всей организацией занималась Лена, она нам забронировала водителя с машиной, внесла небольшую предоплату и в общем-то всё срослось отлично (за исключением мелких нюансов, но это привычное дело в Африке).

 

В наш первый день мы прилетали в Тану, хотели погулять по городу, переночевать тут, может быть даже сходить в зоопарк, если бы успели, а завтра прилетали наши друзья Аня и Дима, мы должны были их встретить, и сразу же из аэропорта махнуть по нашему маршруту.

Но по прилёту, ещё в аэропорту, мы столкнулись с совершенно неожиданными для нас задержками, в виде трёх пропускных пунктов, два из которых вполне себе обычные: таможенный контроль, покупка визы (30 дол за 30 дней, 40 дол за 60 дней, или 50 дол за 90 дней пребывания в стране), а третий – это полицейский контроль.

В будочке сидят два полицейских, собирают со всех паспорта, складывают их у себя внутри в кучку, а потом вручную заносят какие-то данные из каждого паспорта в компьютер (я верю, что это был компьютер, хотя Лена утверждает, что судя по скорости, они вносили записи ручкой в гросбухи), ставят в каждый паспорт пару печатей на визу и пару подписей сверху. Т.к. они проверяют к тому же паспорта на оригинальность и хз на что ещё, эта очередь движется катастрофически медленно.

Нас прилетела-то, собственно, кучка меньше чем из сотни человек, и промурыжились мы все там больше двух часов с этими полицейскими. И это мы были без багажа. Через сколько времени выходят люди с багажом — неизвестно 🙂

Там же, в аэропорту, обменяли деньги на местные (с одной стороны, в аэропорту вполне нормальный курс, с другой стороны, в городе не так уж много возможностей их менять), и, когда наконец-то мы вышли на волю, солнечное небо стало потихонечку затягиваться облаками. А где-то на полпути до города над нами развергаются небеса, и потоки воды моментально превращают город в водную гладь.  Гроза, с молниями, тучами и сплошным потоком воды, в котором по колено тонуло всё, и люди, и машины.

 

Мадагаскар

 

По обочинам продают много мётл, хороших наверное. Не знаю, чем обусловлен тут спрос именно на этот продукт, но их тут кучи на каждом углу.

 

—              Может нам прикупить по метле на обратном пути?

—              Нас не пустят в самолет – они неформатные и не влезут в нашу ручную кладь.

—              Так на них, если что, и полетим 🙂   — размышляем мы, медленно проплывая по дорогам.

 

Дорога в город построена вдоль высокой насыпи, на которой с небольшими промежутками дежурят полицейские с ружьями, т.е. они что-то охраняют. Нам было очень любопытно, но заглянуть за эту насыпь просто невозможно – она высокая, выйти из машины и подняться – тоже нет, потому что льёт дождь.

Уже на обратном пути в аэропорт мы попросили водителя остановиться, и посмотрели всё-таки, что же там.

Земля тут представляет собой по большей части красную жирную глину, из этой глины и возведена насыпь, которая тянется вдоль реки, а прямо в реке и по её берегам выстроено множество больших и маленьких кирпичных заводов, которые из этой же глины в режиме нон-стоп производят тысячи кирпичей. Производство это весьма любопытное, начиная формовкой и заканчивая вытаскиванием кирпичей из печи, но тут не об этом.  Кроме кирпичного производства, тут ещё идёт активная стирка, мойка, и просто жизнь людей на берегах реки.

 

Мадагаскар

 

В этом режиме мы тащились до города полтора часа и вообще не представляли даже как просто выйти из машины, не говоря уже о каких-то зоопарках.

 

Отель на первую ночь мы забронировали вот этот https://www.booking.com/hotel/mg/b-amp-b-au-triporteur.ru.html?aid=397630;label=gog235jc-index-XX-XX-XX-unspec-ua-com-L%3Aru-O%3AwindowsS7-B%3Achrome-N%3Ayes-S%3Abo-U%3Asalo;sid=a353a91cc19dd2508a13225d66ab9ecb;checkin=2016-10-15;checkout=2016-10-16;ucfs=1;highlighted_blocks=169103901_93841355_2_1_0;all_sr_blocks=169103901_93841355_2_1_0;room1=A,A;dest_type=city;dest_id=-207091;srfid=9d7d18eb3c6cd5ec61a698d23ebc6ee8282ecfadX7;hptv=do

 

Когда мы наконец-то добрались до него, нас поселили на втором этаже (на первом – столовая), и  обнаружилось, что в отеле нет горячей воды. И вообще никакой воды нет.

 

—              Понимаете, — пытается пояснить нам хозяйка, — на улице сильная гроза, вся вода уходит в дождь, и в кранах нет достаточного напора.

 

Т.е. или вода в кране, или вода с неба. Мы, конечно, выбираем воду в кране, но нас никто не спрашивает.

По-видимому, мадагаскарцы нашли путь прямого подключения своего водоканала к небесным потокам, что нам не нравится.

 

Мы идём в столовую, обнаруживаем, что там вода мало-мальски всё-таки бежит, и требуем, чтобы нам набрали её хотя бы в какие-то вёдра и притащили наверх.  К счастью, ближе к ночи гроза немного успокоилась, и небесные потоки перенаправились в наши трубы, благодаря чему, нам не понадобились набранные вёдра. Но, конечно, первые пару часов мы вообще не представляли, что нам делать без воды.

Урегулировав худо-бедно вопрос с водой, мы стали приставать к хозяйке с ужином. Выйти наружу не представляется возможным, а есть хочется. Она идёт нам что-то готовить, и мы остаток вечера и полночи пьём дьютифришный джин. Конечно же, для профилактических целей, от малярии и всего похожего…

Кстати, ужин она приготовила отличный. И вообще, она нам понравилась.

На самом деле, как мне кажется, она не совсем хозяйка , а скорее её французский сожитель здесь владелец всего. Они постоянно закрывались в отдельной комнате и на французском орали друг на друга так, что мы боялись даже подходить к двери.

Но отель уютный (правда мы подозреваем, что тут всего одна, ну может быть две комнаты), приятная столовая, открытая терраса, всё чистенько, и в общем, они довольно занятная пара.

Самая большая проблема, с которой тут сразу сталкиваешься – это практически полное отсутствие английского или какого-то другого понятого языка. Почти все говорят на малагаси, многие говорят на французском, почти никто не говорит на английском. Я испытываю настоящее отчаяние в странах которые не говорят на моих языках 🙂

 

Мадагаскар

 

Утром распогодилось, и мы всё-таки решили съездить в местный зоопарк.

 

В наше проживание был включен скромный завтрак (я, такая хозяюшка, напекла нам в дорогу печенек, мы их думали утоптать с кофе), удобно уселись на террасе, нам принесли какие-то хлебцы, джем и кофейник, в котором просто побулькивала прозрачная кипяченая вода. В принципе, я такие кофейники видела и знаю, что там должно по идее булькать кофе. Но нет.

— И чего с ним делать? Звать хозяина, пусть сделает как надо?

— Не позорься. Давай его сфоткаем и спросим у гугла, как тут заваривается кофе 🙂

Я его фоткаю и ещё минут пять трахаюсь с поиском решения в гугле.

К счастью, у меня сдаёт терпение, я иду к хозяину и спрашиваю, что за нахер? Он ещё тёпленький от скандала со своей подружкой, смотрит на меня как на динозавра, очень изумляется, и бормочет что-то типа «май мистэйк, вери сори» , забирает кофейник и идёт переделывать нам кофе. Мы радуемся, что кофейник был слишком горячий снаружи и мы не стали его разбирать, а ведь могли бы    🙂

Печеньки мы не доели, просто бросили их в кулёк с мелочевкой, на будущие голодные времена.

Кстати сказать, в этой стране повсюду вам будут попадаться миллионы коров, но при этом нормальное молоко к кофе нам подали вот только в Тане, да ещё раз где-то, все остальные разы – только чуток сгущёнки. Это странно и непонятно.

 

Мадагаскар

 

Итак, зоопарк. Когда мы спросили как бы нам вызвать сюда такси, все очень удивились. Хозяин отеля пошел с нами на улицу ловить машину, что-то ехало в обратном направлении, мы его тормознули, развернули, и ещё минут 15 дружно пытались объяснить водиле что такое зоопарк, показывали даже картинки. Он каким-то чудом повёз нас туда куда надо за 40000 денег.

Зоопарк тут такой себе. Маленький и невнятный. Хоть есть и птицы, и крокодилы, и черепахи, и озеро, и, в конце-концов мы даже лемуров нашли.

Съездить, пожалуй, нужно, потому что вы не встретите в живой природе прям всех видов лемуров, а они очень забавные и няшные. И, нужно заметить, что даже этот маленький зоопарк в довольно быстром режиме у нас украл почти два часа, закладывайте время, особенно если вам всё-всё интересно. Но мне ничего, кроме лемуров, не понравилось, это наверное личное ощущение – я не понимаю зоопарков.

 

Мадагаскар

На Мадагаскаре по выходным все наряжаются в красивое (девушки – в платья, мужчины – в спортивные костюмы) и активно ходят по улицам. Много мест с петушиными боями и спортивными соревнованиями разных мастей.

Мы ещё хотели после зоопарка смотаться в замок на горе, который мы видели с террасы нашего отеля, но не успели.

 

Так что просто вернулись в отель за шмотками, познакомились с нашим водителем на весь маршрут, и поехали в аэропорт встречать друзей.

Лена, когда договаривалась про машину и водителя, строго-настрого требовала, чтобы он говорил по-английски. Мы загружаем шмотьё в багажник, он меня спрашивает:

—              Вы говорите по-французски?

—              Нет. А вы по-английски?

—              Очень плохо (почти шепотом и секретно).

Я даже не знаю, смеяться или плакать. Лене пока ничего не говорю.

 

Забрали ребят в аэропорту, поехали в супермаркет, накупили там воды, антикомариных спиралей  и прочей мелочи, заскочили в аптеку, взяли коартема на всякий случай, и наконец-то выдвинулись по нашему маршруту. Путь наш лежал главным образом к Цингам и обратно, по дороге захватывая всё другое.

Первый город на нашем пути после Таны был Антсирабе.

 

Мадагаскар

 

Мы приехали уже глубоко к вечеру и ничего не смогли там посмотреть, только нашли приличный ресторан, и удивились обилию местного транспорта, который наполовину представлял собой уже всем известный тип велорикш, а наполовину – рикш, но пеших. Они тут называются бегающие рикши, или пус-пус, бегают в большинстве своём босиком и тащат за собой одно- или двухместную коляску,  и очень популярны у местных. Забегая наперёд, скажу что ехать в них как-то даже стыдно. Ты однозначно чувствуешь себя белым господином, унижающим достоинство своих рабов.

 

Мы с Леной ещё на ночь накидались профилактического джина и пытались нетрезввые сделать селфи для фейсбука. Нам город показался очень весёлым 🙂

 

Следующий день от Антсирабе до Морондавы мы ехали практически целый день. Тут на трассе у нас в первый раз сломалось что-то в машине.

Когда мы интересовались у водителя «всё ли окей?», он неизменно отвечал нам «всё окей!» и лез под машину. Глубину трагедии мы постигнуть не могли, просто потому что водитель ну вообще нам ничего не мог сказать, кроме «окей».

 

Мадагаскар

 

Пару часов мы смиренно бродили по трассе, рассматривали термитники, фотографировали найденные на деревьях чьи-то гнёзда, делали смешные селфи под сломанной машиной, в общем развлекали себя как могли. Пока к нам не подъехала подмога в виде «друга водителя», который нас-таки перегрузил в свою машину и доставил до Морондавы.

 

Здесь у нас был забронирован отель, состоящий из нескольких бунгало и небольшого помещения с комнатами.

Нам с Леной досталось бунгало и оно было прекрасным, прям всё хорошо: и чисто, и уютно, и места достаточно, мы привычно знаем чего можно ожидать от Африки, поэтому нам очень нравится, ребятам повезло меньше — им дали что-то неуютное и слишком уж спартанское (это я к тому пишу, что в одной и той же локации есть разные по качеству опции жилья) , но самая-самая фишка этого места – это, конечно же, океан.

 

Мадагаскар

 

Океан и сам по себе уже чудо, но для нас, двое суток катающихся по рыжим пыльным дорогам, со всякими приключениями и поломками, это был прям праздник какой-то.  Мы долгое время сидели на берегу, глядя в черную даль отлива и на звёздное небо, и не хотелось вообще больше ничего, только сидеть так, и сидеть… ну, может быть ещё есть.

 

Ресторан тут тоже смотрит в океан, всё очень романтично. Мы хотели мажорничать с Леной, и заказали себе лобстеров, но официант с прискорбием сообщил, что как раз лобстеры закончились, пришлось ограничиваться тунцом, который выглядел как огромные черные куски тушеного стейка и откровенно нас пугал, но на вкус ничего, нормальная рыба. Только терялись в догадках, кто же перед нами сожрал всех лобстеров   🙂

За соседним столиком сидела большая компания тоже какого-то турья, и одна дама, перед тем как начать есть, то ли перекрестилась, то ли помолилась (Дима сказал, я не видела), мы решили их переплюнуть и взявшись всем за руки громко помолиться перед едой, но когда принесли чёрную рыбу, абсолютно забыли про наши благие намерения 🙂

 

Мадагаскар

 

Интернет тут есть только на ресепшене или в ресторане. И казалось бы, за ужином мы могли бы торчать в сети, но мы о чем-то говорили, что-то вспоминали, смеялись. Уже ночью, в совершенно пустом ресторане, я писала письмо приятелю, ко мне подошёл немолодой француз, и говорит «Вы — такая приятная компания. Не утыкаетесь в телефоны, как вся современная молодежь, а весело смеётесь на весь ресторан», я вот не знаю, подколол, что мы громкие, или и впрямь мы ему понравились?  🙂

Тепло, шум океана, ночь, звёзды…  мы вообще не хотели уходить спать, и когда официанты поуносили всю посуду, и когда стали собирать столы и стулья, и даже когда выключили свет в зале. В белейшем песке на берегу роют ямки и просто бегают маленькие и огромные крабы, море уходит ночью и для них появляется куча открытого пространства. Когда ресторан закрылся, мы за ними ещё полночи гонялись.

 

Мадагаскар

 

Утром наш водитель  сообщил, что машину он отремонтировал, и теперь у нас всё «окей». Мы продолжаем наш путь к Цингам, стартовать решили в 11 утра, это значит, у нас есть целое утро на позавтракать и нагуляться на океанском берегу.

Конечно, это сказка, когда ты просыпаешься под шум океана, тёплый ветерок колышет занавеску балдахина над кроватью, ты просто бежишь на берег, и у тебя достаточно и молодости, и здоровья, чтобы наслаждаться этим миром. Ещё неплохо, если у тебя есть мозги.

 

Мадагаскар

 

У Лены моей мозги есть, и она их как-то не отключает, — побежала босиком, а я с какого-то перепугу — во вьетнамках. Сбросила их, и мы ещё часа полтора лазили по берегу босиком, знакомились с рыбаками, фоткались с их рыбой и с их лодками, а когда вернулись, обнаружили, что мои вьетнамки куда-то ушли навсегда.

Честно говоря, я была очень озадачена и огорчена. С одной стороны, это был давний трогательный подарок от дорогого мне человека, который притащил их однажды вместо цветов со словами «чтобы тебе было удобно в твоих путешествиях»,  и они действительно были удобными, а с другой стороны мы сейчас должны выезжать дальше, на улице уже 35 градусов, и ехать в единственном что у меня осталось — в кроссовках – это вообще странно и дико.

 

Мадагаскар

 

Мы ещё немного ходим по берегу с надеждой, что кто-то скажет «девчонки, это не ваши вьетнамки тут случайно завалялись?», потом завтракаем, и я тащу Лену в деревню, хоть что-то купить мне взамен. К счастью, мы нашли другие вьетнамки (что оказалось не так легко, как думалось), и во мне осталось только лёгкое сожаление за подарком, который уже объехал со мной пару дюжин стран.

Кстати, улов у местных рыбаков довольно скудный. Мы специально наблюдали вытаскивание нескольких сетей, везде мелкая рыбёшка, ну может ещё краб зацепится.

 

Мадагаскар

 

И сама ловля рыбы для знающего человека совершенно простая процедура, но нас увлекла ни на шутку. Сначала команда рыбаков вытаскивает сети, а вся деревня, отдельными кучками (каждая напротив своих рыбаков) ждёт улов, и потом уже бабы и дети эту всю рыбу разбирают.

 

Машину нашу водитель действительно отремонтировал. В деревне мы ещё накупили кучу манго, и наконец-то выехали дальше, к Цингам.

 

Мадагаскар

 

Тут в лесах и полях не видно не то что деревень, но даже просто хижин нет никаких, а по обочинам дороги ходит целая куча одиноких мужиков с лопатами. Кого они тут закапывают (а может откапывают) осталось загадкой, но едешь ты такой, едешь, один, два километра, и тут хрясь — идёт себе мужик с лопатой. Просто на ровном месте, в абсолютно безлюдной пустоте. Удивительно, конечно.

 

Мадагаскар

 

 

Если вам говорят, что до Цинг в сезон дождей нет дороги, — верьте. Потому что, по наивности я  думала, что если дороги есть сейчас, то худо-бедно они есть всегда. Но мы на них посмотрели, —  это не дороги, это глубочайшие многокилометровые рытвины в глине. Там в сезон дождей действительно не проехать ни на чём, от слова вообще. Ну, может быть, на вертолёте.

Дорога не  самая интересная на планете, хоть и очень впечатляющая с этими своими красными и рыжими оттенками.

 

Мадагаскар

 

Мы немножко страдали, что нет зверья. Это, конечно, не Кения.

 

И вдруг, в один момент, наша Аня кричит на русском:

—              Стойте! Стойте немедленно, там хамелеон!

 

Наш водитель, который не говорит ни по-русски, ни по-английски (обычно мы объясняемся на пальцах и слове «окей»), наверное просто среагировал на интонацию, и немедленно остановился.

Мы, не веря Ане на слово (потому что как можно на ходу в машине в боковое стекло увидеть маленькую тварь, маскирующуюся под листочек дерева?) выскакиваем тоже из машины и бежим к тому кусту, где должен был быть хамелеон. И он там есть.

 

Мадагаскар

 

Оцените красоту игры – он размером с мою ладошку, вообще маленький, цвета – никакого, весь в листьях и пыли…  Как Аня его заметила? Просто какой-то 80-й уровень энимал-вотчинга.

Мы окружили его и стали рассматривать и фоткать. Он какое-то время потерпел, но потом видимо решил, что надо валить от этой безумной компании, и медленно стал уползать со своей уютной веточки.

И это он правильно сделал, иначе бы весь наш Мадагаскар был посвящен ему одному. Он очень прикольный, и глаза у него смотрят в разные стороны независимо друг от друга.

 

Мадагаскар

 

Когда дома я рассказывала своему знакомому про эту встречу, говорю:

 

—              Ты понимаешь, он живьём даже интереснее чем в мультике!

—              А ты что, хамелеонов только в мультиках видела?

—              Да, а где бы я могла их ещё видеть?

—              Ну, например, в документальной передаче про животных.

—              Нет, я — только в мультиках. И, ты ж понимаешь, если он круче даже чем в мультике, то он реально крут. Какая там документальная передача…

Смеётся.

 

Мадагаскар

 

Когда нам на пути встретились первые баобабы, мы конечно, ошалели.

Мы знали, что они у нас есть в планах на обратном пути, со всеми закатами и красотами, а сейчас важно до ночи приехать к Цингам.  Но, тем не менее,  заставили водителя остановиться в деревне, и немного там погуляли.

 

Мадагаскар

 

Перезнакомились со всеми детьми и взрослыми, они нам очень удивились, ведь турьё обычно приезжает в деревню к вечеру.

 

Мадагаскар

 

Днём все сидят по хижинам.

Или просто живут своей нормальной жизнью до вечера, купаются в озере, чего-то ремонтируют, пасут животных, дети вот только бездельничали, потому и лазили за нами везде с большим удовольствием.

 

Мадагаскар

 

Наш водитель очень переживал, что мы можем прощёлкать паромы, и торопился. Но мы смотрели на баобабы и ничего не хотели понимать.

 

Мадагаскар

 

Я люблю странные деревья, эти — в пятёрке любимых.

Назад к списку статей
Комментариев нет
Комментариев пока нет, будьте первым.

Добавить комментарий

*
*