одиночество / loneliness

Про одиночество я знаю много. Любой человек одинок, и я люблю лёгкое и светлое одиночество, когда можно побыть одной, собрать свои мысли в кучу, разобраться с проблемами и просто отдохнуть от людей.

Я наверное уже очень давно живу, потому что я помню некоторые моменты из детства, меня часто привозили к бабушкам, в небольшую деревню, в тайге. А какие деревенские бабушки? – ребенок одет, накормлен, все желания его выполнены, он может делать что хочет. Это к тому, что я лет до пяти была достаточно предоставлена себе, чтобы полюбить одиночество.
В то время в той местности щели в рамах на окнах залепляли пластилином и потом сверху красили белой краской. Мне было, думаю, года четыре, потому что уже соображала, что за такое могут дать по шее. Я тайком сковыривала этот пластилин с краской и что-то из него лепила, любила наблюдать при этом, что там происходит за окном. Одно из самых забавных воспоминаний того времени. У меня были друзья да и куча родственников, вокруг меня все время были люди, но я вообще как-то не помню чего-то такого внятного про них. А вот про пластилин этот и окно – отличное яркое впечатление.

А ещё, я уже постарше была, меня отправили в магазин за хлебом. Идти, я так думаю, минут 20. Хлеб привозили точно к какому-то времени, его «разбирали», и если ты пришел поздно, то можешь остаться без хлеба. Мне дали чистую сумочку и сетку – на две буханки, отправили минут за 40 до привоза хлеба.
Ночью был небольшой дождь, всё постепенно подсыхало в ярком солнце, лужи превращались в черные пятна грязи, на эту грязь слетались кучи белых бабочек, они усаживали собой всю грязь и она становилась белой, в дрожании их крылышек. Я подкрадывалась к грязи, и «внезапно» набрасывала на них чистую сумочку для хлеба. Так как их там было очень много, я конечно много ловила.
Я рассчитывала хлеб положить в сеточку. И так увлеклась ловлей бабочек, что пришла в магазин через пару часов. Как вернулась домой без хлеба, с полностью чёрной в грязи сумочкой – я не помню. Но вот весь процесс ловли бабочек – ярко.

Ну, собственно, это всё, что нужно знать про то, как я люблю одиночество, и как сильно увлекаюсь.

Одиночество необходимо для того, чтобы понимать себя. В коммуникации с людьми вы получаете отражение себя в них, и это не должно быть непрерывным процессом. Иногда нужно оставаться одному, обдумывать то что вы видите и на что реагируете, делать выводы и может быть что-то менять.
Нежелание хоть иногда оставаться в одиночестве – это нежелание изучать себя, т.е. непонимание того, что же вам действительно нужно для счастья. Учиться – это значит формировать себя. Изучать себя – это учиться главному.

Любому человеку нужны друзья, общество, мы все хотим найти себе подобных. Чем больше вы странный, тем меньше у вас друзей. Когда я говорю «странный» я имею в виду отличающийся от всех. Таким людям может быть сложно жить, потому что у них нет «своей стаи». Максимум, на что можно рассчитывать – это встретить пару-тройку «из своих». Они ни в ком не отражаются столькими или такими гранями, чтобы захотелось дружить, не получают достаточного резонанса на свои действия, мысли и позиции.

Свои — это не одинаковые с тобой, это равные тебе. Я «своих» искала всю жизнь. Когда я их находила, девчонки становились моими лучшими подружками, а за мальчишек я выходила замуж. Напрасно, кстати. Надо было искать не такого как я, а такого кто умеет жить с такой как я. Но для дружбы нет ничего лучше, чем «своя стая». Это спасает от печального одиночества.

Другое дело – тяжелое, беспомощное одиночество. Когда ты действительно видишь, что не смотря на всех близких и друзей, ты всё равно один. Нам всем кажется, что нас хотят понять, что мы хотим всех понять, отсутствие такого одиночества – это какой-то 81 уровень понимания.
Меня от такого одиночества спасает только работа, если получается перестать себя жалеть и научиться спать ночами. Просто вкалываешь с утра до вечера, и потом вдруг понимаешь, что всё не так уж сильно и плохо.

Смерть мамы конечно заострила во мне эту проблему, хотя она и не пыталась меня как-то особо понимать, просто очень доверяла.

Всем действительно плевать на всех. Все пытаются разобраться в своей жизни, и ваша личность возникает на чьем-то горизонте только тогда, когда резонирует с их личностью. Никакая любовь, дружба, работа не могут изменить глубину нашего внутреннего одиночества. Живя в кругу семьи, друзей, мы завалены земными хлопотами, нам просто некогда копаться в своих внутренних глубинах, а уж в чьих-то и подавно.

В нашей семейной жизни однажды произошла череда событий и обстоятельств, которые привели меня к нервному срыву. Раньше мы не знали, что у меня бывают нервные срывы, поэтому удержать ситуацию под контролем было нереально.
Во время этого срыва я позволила себе абсолютно-ни-при-каких-обстоятельствах-недопустимый тон по отношению к другому человеку. А я его себе позволила по отношению к любимому мужу, в присутствии нашего самого хорошего друга.
А он у меня ж мачо — как это так? Он был хорошеньким котиком, а ему тут такое! Мы, абсолютно не встречавшие раньше друг в друге нервных срывов, вообще не понимаем что происходит, и начинаем уничтожать. И даже когда мы уже выяснили, что основная причина кошмара заключается в нашей нечуткости, мы всё равно продолжали добивать друг друга.
Одиночество вот этого момента – очень неприятная штука. И страшно думать, что одиночество не появилось в этот сложный момент, оно всегда там было, просто сейчас мы его увидели.
Это одиночество не имеет ничего общего с тем, когда не с кем сходить в кино, или никто нас не любит. Тут вопрос, есть ли вообще возможность понять кого-то так сильно, чтобы никогда не встречаться с таким одиночеством.

____________________________________
____________________________________

I know a lot about loneliness. Everyone is lonely and I love easy and bright loneliness, when you can be alone, compile your thoughts, settle problems, and just relax from people.

I probably have been living for a long time because I remember some moments from my childhood. I was often brought to my grandmother’s, to a small village in the Taiga. And what kind of grandmothers are from the village? A child is dressed, fed, all his wishes are fulfilled, he can do what he wants. This is to the fact that I was on my own for about five years. It’s enough to learn to love solitude.
At that time there the cracks in the window frames were filled with plasticine and painted with white paint. I was, I think, about four years old, because I was already thinking that I could be punished for a thing like that. I secretly fused this plasticine with the paint and sculpted something of it. While doing this, I liked to watch what was going on outside the window.
One of the funniest memories of that time was I had friends and a lot of relatives. All the time there were people around me, but I don’t remember anything so precise about them. But this plasticine and the window are a great vivid memory.

I remember as I was already older, I was sent to the store to buy bread. I think it takes 20 minutes to get there. Bread was delivered by a certain time. It was snatched up, and if you were late, you could have no bread at all. They gave me a clean bag and a string bag for two loaves and sent me about 40 minutes before the bread was delivered.
At night it was raining a little. Everything gradually dried up in the bright sun, puddles turned into black spots of mud. A swarm of white butterflies flew down on this mud and they covered all the mud until it became white in the shiver of their wings. I used to sneak up on the mud and «suddenly» throw a clean bread bag on them. Since there were a lot of them, I certainly caught a lot.
I expected to put the bread into the sling bag. And I was so fond of catching butterflies that I was 2 hours late for the store. I don’t remember how I came home without bread, with my dirty bag. But the whole process of catching butterflies is still vivid in my memory.

Well, in fact, that’s all you need to know about how much I love solitude and how much I become obsessed with something.

Loneliness is necessary to understand oneself. In communications with people you get a reflection of yourself in them, and it should not be a continuous process. Sometimes it is necessary to be alone, to think about what you see and what you react to, to draw conclusions and maybe change something.
Not wanting to be alone sometimes is not wanting to learn about yourself; that is, not understanding what you really need for happiness. To learn means to form yourself. To learn yourself is to learn the main things.

People need friends and society. We all want to find our own kind. The weirder you are, the less friends you have. When I say «weird» I mean different from everyone else. It can be difficult for such people to live because they do not have «their own pack». The maximum you can count on is to meet a couple or three of your own kind. They are not reflected in anyone by so many or such facets that they want to be friends, do not get enough response to their actions, thoughts, and positions.

To be «of the kind» doesn’t mean same, it means equal. I have been looking for «my own kind» all my life. When I found them, girls became my best friends, and I married boys. All for nothing by the way. It was necessary to look not for someone like me but for someone who can live with someone like me. But there is nothing better for friendship than «my own pack”. It saves me from sad loneliness.

Another thing is heavy, helpless loneliness. That’s when you really see that despite all your relatives and friends you are still alone. It seems to all of us that we all want to understand that the lack of such loneliness is the highest level of understanding.

Only work saves me from such loneliness. I can stop feeling sorry for myself and learn to sleep at night. You just toil like a galley slave from morning till evening, and then suddenly you realize that everything is not so bad.

Mom’s death exacerbated this problem for me, although she did not try to understand me in any way, she just trusted me very much.

Everybody really doesn’t care about anybody. Everyone is trying to understand their lives and your personality appears on someone’s horizon only when it resonates with their personality. No love, friendship, or work can change the depth of our inner loneliness. Living in the circle of family and friends, we are buried by material worries. We just do not have time to dig into our inner depths, and someone else’s.

In our family life once there was a series of events and circumstances that led me to a nervous breakdown. Previously, we didn’t know that I had a nervous breakdown, so it was unrealistic to keep the situation under control.
During this breakdown, I allowed myself to have an absolute-no-circumstances-unacceptable tone towards the other person. And I allowed myself this tone towards my beloved husband, in the presence of our best friend.
And he is my macho-guy — how is that so? He was a cute kitty, and here he is! We, who have never experienced nervous breakdowns in each other before, do not understand what is happening at all and begin to destroy. And even when we have already found out that the main reason for the nightmare is our insensitivity, we still continued to kill each other. The loneliness of this moment is a very unpleasant thing. And it’s terrible to think that loneliness didn’t appear at this difficult moment; it was always there, just now we saw it.
This loneliness has nothing to do with the thing when there is no one to go to the cinema with, or no one loves us. The question here is whether it is even possible to understand someone so much that you never face such loneliness.

Back To Blog
Комментариев нет
Комментариев пока нет, будьте первым.

Добавить комментарий

*
*